24 | 04 | 2017

17 марта 2017 г. в залах хранилища ОР РНБ в рамках «Депо манускриптов» состоялось официальное открытие уникальной выставки «1917 год: Петроград и Балтийский флот. Документы из фонда Леонида Васильевича Ларионова». На выставке впервые представлены личные документы, фотографии и другие материалы, посвященные переломному этапу в истории России.

Леонид Васильевич Ларионов (10.07.1882 – 6.02.1942) в 1895 – 1901 гг. учился в Морском кадетском корпусе, в 1901 г. плавал на крейсере «Африка», в 1902 – 1904 гг. на минном крейсере «Абрек», в марте 1904 г. получил назначение вахтенным начальником и младшим штурманом на эскадренный броненосец «Орел». Во время Цусимского сражения 14–15 мая 1905 г. находился в боевой рубке «Орла», был неоднократно ранен, перед захватом броненосца японцами уничтожил вахтенные журналы. Февральская революция застала Л. В. Ларионова в звании капитана 1 ранга на посту командира яхты Морского министра «Нева». Уже 25 февраля, когда в Петрограде произошли массовые демонстрации и беспорядки, офицеры поняли, что на их глазах совершается революция. Особенно кровавыми были революционные события на флоте: в Гельсингфорсе, Кронштадте, Петрограде и Ревеле: было убито около 100 офицеров. Капитан 1 ранга Ларионов пользовался уважением и любовью команды. Матросы заботливо охраняли его и его семью. 11 марта команда яхты «Нева» на специальном совещании постановила просить Леонида Васильевича оставаться их командиром. Сохранился протокол этого постановления, скрепленного подписями матросов.

В дальнейшем Л. В. Ларионов служил в советских учреждениях, работал в научно-исследовательских институтах Академии наук. В последние годы был ученым секретарем Центрального военно-морского музея, разработчиком научной концепции музея и автором выставок и научно-популярных брошюр. Умер он в блокадном Ленинграде 6 февраля 1942 г.

В экспозиции представлены альбомы с фотографиями яхты морского министра «Нева» в 1917 г., рисунок с изображением яхты «Нева» художника В. Ленка, личные документы Л. В. Ларионова, тетради с его записями. На многочисленных фотоснимках можно видеть внешний вид и интерьеры яхты «Нева», сцены офицерского и матросского быта, групповые фотографии капитана яхты с командой, прибытие на борт яхты морского министра И. К. Григоровича и др.

Документы являются яркими свидетельствами эпохи. В одной из витрин представлены справки о материальном положении офицеров при Временном правительстве: денежные аттестаты, ведомость, заявление податному инспектору, справка о пенсии. Оказывается, революция породила помимо прочего еще и чудовищно выросший документооборот. Обывателям потребовалось запастись разного рода справками, удостоверениями. Последние были особенно многочисленны: удостоверения личности, удостоверения на право проживать в Петрограде, на право присутствовать на заседаниях Исполнительного комитета солдатских и рабочих депутатов, на право посещать собрания офицеров Армии и Флота, на право выезда в действующую армию. В одной из витрин представлен паспорт Леонида Васильевича, раскрытый на странице с записью: «Согласно декрета Совета народных комиссаров от 31 января 1918 г. о роспуске флота от воинской повинности освободить».

Особый интерес представляют тетради с записями Л. В. Ларионова о событиях 1917 – 1919 гг. Среди этих записей воспоминания Леонида Васильевича о событиях, очевидцем которых он был, рассказы, записанные со слов его собеседников. Вот как он описывает натиск вооруженной толпы на яхту «Нева» 28 февраля 1917 г., который вполне мог закончиться для командира трагически. Из толпы потребовали выдачи оружия и присоединения матросов «для наведения революционного порядка в городе». Л. В. Ларионов спокойно отвечал: «Я сам за революционный порядок, оружия не выдам, так как его у меня мало и оно необходимо для государственного имущества вверенной мне яхты. Людей же тоже отпустить не могу, так как судно под парами, а на судне только половина экипажа». Из толпы раздается голос: «Да что его слушаете, берите его на прицел». Защелкали затворы, винтовки были взяты на изготовку. Помощь пришла внезапно: «Товарищи, - прозвучал неизвестный решительный голос, - мы здешние рабочие, адмиралтейские, капитана Ларионова знаем, и он правду говорит». Винтовки опустились, и толпа продолжила свое шествие под красным флагом.

Обстановку в революционном Петрограде прекрасно иллюстрирует рассказ «Нападение на меня черного автомобиля». Поздним вечером 8 декабря 1917 г. Л. В. Ларионов ехал на извозчике из Адмиралтейства домой. На Марсовом поле его догнал черный автомобиль, преградивший путь саням. Налетчики в пальто и в солдатских шинелях, оглушив офицера кастетом, отняли у него документы и бумажник. Как замечает Леонид Васильевич, жертвами «черного автомобиля» в ту зиму стали многие петроградцы.

Рассказ «Моряк - авантюрист» об удивительной судьбе товарища по Морскому кадетскому корпусу Михаила Михайловича Домерщикова (1882 – 1942) записан Л. В. Ларионовым со слов самого рассказчика. Офицер-артиллерист М. М. Домерщиков выжил в Цусимском сражении, в 1906 г. во Владивостоке попал под суд за передачу судовой кассы крейсера «Жемчуг» в пользу пострадавших во время беспорядков. Бежал за границу, до 1914 г. жил в Австралии, Новой Зеландии, женился на подданной Британской короны, испробовал множество профессий. С началом I Мировой войны вернулся в Россию и явился в Адмиралтейство. Решением суда лишен офицерского звания и дворянства, определен в штрафную часть Балтфлота. Добровольцем вступил в пулеметную команду «Дикой дивизии», совершил ряд геройских подвигов на полях Галиции, уже в 1915 г. стал кавалером всех четырех степеней солдатского ордена Св. Георгия. По ходатайству Морского министра И. К. Григоровича М. М. Домерщикову возвращен офицерский чин. Он отличился в боевых действиях на черноморском флоте, в составе группы офицеров был командирован в Японию с целью приобретения военных кораблей для организации Североморской флотилии. М. М. Домерщиков был старшим офицером крейсера «Пересвет», который в декабре 1916 г. подорвался в Средиземном море в 10 милях от Порт-Саида. Дальнейшая судьба М. М. Домерщикова была связана с Советской Россией: служил капитаном парохода «Рошаль», был арестован, подвергался ссылке, возвратился в Ленинград, работал консультантом в ЭПРОНе. Умер он в марте 1942 г.

Отдельная витрина экспозиции посвящена последнему морскому министру императорской России И. К. Григоровичу. Здесь помещены фотографии адмирала, его автограф, посвященные ему биографические очерки, написанные писателем Львом Никулиным, Л. В. Ларионовым и академиком А. Н. Крыловым. Автограф И. К. Григоровича является интереснейшим документом, который появился после прочтения известных мемуаров графа С. Ю. Витте. Последние годы жизни И. К. Григорович проживал в городке Ментоне на французской Ривьере. Взяться за перо бывшего коменданта Порт-Артурского порта и командира броненосца «Цесаревич» вынудили высказывания графа о деятельности адмирала Е. И. Алексеева на Дальнем Востоке и в Порт-Артуре.

Экспозиция подготовлена заведующим Отделом рукописей А.И. Алексеевым.

Российская национальная библиотека © 2017